?

Log in

No account? Create an account

< Шаг назад | Вперед! >

Часть вторая

Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР

Часть первая

Между тем достаточно представить себе напряженное положе­ние с трудовыми ресурсами, демографическую ситуацию в стране, чтобы стала ясной экономическая недопустимость дальнейшего сохранения значительной доли ручного, немеханизированного труда, которая только в промышленности достигает 40 процентов. Вот почему так актуально сегодня всемерное ускорение темпов науч­но-технического прогресса, более активное использование его до­стижений, причем прежде всего на тех участках, где трудовые за­траты особенно велики. Основа для этого у нас есть. Это — высо­кий уровень развития социалистического народного хозяйства. Это — профессиональный опыт, квалификация советского рабоче­го класса. Это — наличие компетентных специалистов и руководя­щих кадров народного хозяйства, мощный научный, интеллекту­альный потенциал, производительная сила которого в современ­ных условиях становится все более значительной. Дело за тем, чтобы лучше, быстрее использовать все наши возможности, под­нять культуру труда и организации производства.

Решением задач механизации и автоматизации производства нам необходимо настойчиво заниматься и в силу их социально-по­литического значения. Ведь избавленный от тяжелого, утомитель­ного ручного труда человек, как правило, проявляет и большую инициативу, ответственность за порученное дело. Он получает до­полнительные возможности для учебы и отдыха, для участия в об­щественной деятельности, управлении производством. Тем самым он может полнее осуществлять и свои политические, демократиче­ские права, предоставленные людям труда социалистической рево­люцией,— права полновластных хозяев своего общества, своего го­сударства.

Задолго до того, как началось становление общества, приходя­щего на смену капитализму, Маркс раскрыл и сущность полити­ческих форм его жизни. Уже в «Манифесте Коммунистической партии» было отмечено, что «первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии»[11]. Утверждение социализма немыслимо без твердой политической власти, классовое содержание которой Маркс определил понятием «диктатура пролетариата». Именно ею, согласно учению Маркса, открывается тот путь политического развития, который в конечном счете ведет к коммунистическому общественному самоуправлению.

Как соотносится с этими марксовыми прогнозами живая исто­рия социализма?

В нашей стране, как, впрочем, и всюду, где власть переходила в руки рабочего класса, трудящихся, это означало торжество де­мократии в самом буквальном и точном смысле слова — подлин­ную победу народовластия. Люди труда обретали наконец права и свободы, в которых капитализм всегда отказывал и отказывает им если не формально, то по существу.

Советская демократия, встретившая особенно ожесточенное со­противление контрреволюционных сил, как внутренних, так и внешних, входила в жизнь честно, не скрывая своего классового характера, не останавливаясь перед тем, чтобы узаконить приви­легии людей труда по отношению к представителям эксплуататор­ских классов, боровшихся с новой властью. По сути своей она есть и всегда будет демократией, гарантирующей самые широкие права и защищающей интересы трудящихся, готовой призвать к поряд­ку тех, кто поднимает руку на социалистические завоевания на­рода.

В ходе строительства нового общества обогащается содержа­ние социалистической демократии, отпадают исторически сложив­шиеся ограничения, разнообразнее становятся формы осуществления народовластия. Этот процесс развертывается в неразрывной связи с развитием социалистической государственности, которая сама претерпевает качественные изменения. Важнейшее из них — перерастание государства диктатуры пролетариата в общенарод­ное государство. Это сдвиг огромного значения для политической системы социализма. Свое отражение он получил во всенародно принятой в 1977 году Конституции СССР, которая создает зако­нодательную базу для дальнейшего углубления социалистического демократизма.

Мы не идеализируем того, что сделано и делается в нашей стране в этой области. У советской демократии были, есть и, надо полагать, еще будут трудности роста, обусловленные материальными возможностями общества, уровнем сознания масс, их поли­тической культуры, да и тем, что наше общество развивается не в тепличных условиях, не в изоляции от враждебного нам мира, а под холодными ветрами развязанной империализмом «психоло­гической войны». Совершенствование нашей демократии требует устранения бюрократической «заорганизованности» и формализ­ма — всего, что глушит, подрывает инициативу масс, сковывает творческую мысль и живое дело трудящихся. С такими явления­ми мы боролись и будем бороться с еще большей энергией и на­стойчивостью.

Иной раз приходится слышать, что современный облик социа­листической государственности и демократии не соответствует, мол, указанной Марксом перспективе коммунистического самоуправления. Путь, который мы прошли, опыт, который у нас есть, говорят, однако, об обратном.

Взять, скажем, марксовы представления, что управлять новым обществом — дело «народа, организованного в коммуны», что суть новой власти — это «управление народа посредством самого наро­да»[12]. Известно, что эти идеи были подсказаны жизнью, героиче­ским порывом парижских коммунаров. И тем не менее они содер­жали лишь самое общее указание на отдаленную цель. Конкретизировать способы приближения к ней могло только собственное революционное творчество масс. И уже в канун Октября оно дало материал, позволивший Ленину наметить практический шаг к реализации формул Маркса в условиях нашей страны: «...народ, объединенный Советами, — вот кто должен управлять государст­вом»[13].

Народ, не знающий над собой иной власти, кроме власти соб­ственного объединения, — эта идея Маркса, Энгельса, Ленина на­ходит свое выражение в деятельности Советов, соединяющих законодательство, управление и контроль. Она проявляется в работе профсоюзов и других общественных организаций, в жизни трудо­вых коллективов, в развитии всей политической системы нашего общества. И дело совсем не в том, чтобы выискивать ее отличия от идеала коммунистического самоуправления, — таких отличий уже в силу исторической дистанции, отделяющей нас от второй фазы коммунизма, можно указать немало. Гораздо важнее другое, а именно то, что эта система функционирует и совершенствуется, находя все новые формы и методы развития демократизма, расши­рения хозяйских прав и возможностей рабочего человека на производстве, во всей общественно-политической практике — от депутатских комиссий и народного контроля до постоянно дейст­вующих производственных совещаний. Это и есть действительное социалистическое самоуправление народа, которое развивается в ходе строительства коммунизма.

Особого внимания и обобщения требует опыт нашего демокра­тического развития в соответствии с новой Конституцией СССР. Это прежде всего относится к оживлению и более широкому использованию местной инициативы, более органичному включению всех трудовых коллективов в нашу общегосударственную работу. В последние годы существенно расширены полномочия местных Советов в отношении предприятий, учреждений и организаций, расположенных на их территории. Возможности районных, об­ластных, краевых и республиканских (АССР) Советов будут уве­личиваться также в ходе реализации решения майского (1982 го­да) Пленума ЦК КПСС о создании находящихся в их ведении агропромышленных объединений. Таким образом, возрастает роль представительных органов в осуществлении главнейшей, хозяй­ственно-организаторской функции социалистического государства. Нельзя не отметить и такую найденную самими массами первич­ную форму производственного управления, какой стала хозрасчет­ная бригада.

Разумеется, нам глубоко чужда такая трактовка самоуправле­ния, которая тянет к анархо-синдикализму, к раздроблению об­щества на не зависящие друг от друга, конкурирующие между собой корпорации, к демократии без дисциплины, к пониманию прав без обязанностей. Испытанный принцип организации всей жизни социалистического общества — это демократический цент­рализм, позволяющий успешно сочетать свободное творчество масс с преимуществами единой системы научного руководства, плани­рования, управления.

Социалистический строй делает осуществление коллективных прав и обязанностей трудящихся ведущей пружиной обществен­ного прогресса. При этом вовсе не игнорируются интересы отдель­ного человека. Наша Конституция предоставляет советскому граж­данину широкие права и свободы и вместе с тем подчеркивает приоритет общественных интересов, служение которым и есть высшее проявление гражданственности.

У нас ликвидирована существующая при капитализме про­пасть между интересами государства и гражданина. Но, к сожа­лению, встречаются еще люди, которые пытаются противопостан вить свои эгоистические интересы обществу, другим его членам.; В этом свете становится ясной необходимость работы по воспита­нию, а иногда и по перевоспитанию отдельных лиц, по борьбе с посягательствами на социалистический правопорядок, на нормы нашего коллективистского общежития. И это не «попрание прав человека», о котором лицемерно твердит буржуазная пропаганда, а самый реальный гуманизм и демократизм, означающий управле­ние по воле большинства, в интересах всех трудящихся.

КПСС превыше всего ставит интересы народа, интересы обще­ства в целом. Она уделяет повседневное внимание созданию усло­вий, развязывающих творческую самодеятельность трудящихся, их социальную активность, раздвигающих рамки самостоятельно­сти промышленных предприятий, совхозов, колхозов. Эта актив­ность, эта инициатива — вопрос реальности планов партии, роста ее силы, а в конечном счете — залог осуществления программы коммунистического строительства.

Партия, будучи ядром политической системы советского об­щества, сама подает пример демократической организации всей своей деятельности; она вырабатывает и развивает демократические принципы, которые входят во все сферы нашего социалисти­ческого бытия. Это одно из важнейших проявлений руководящей роли партии в жизни общества, ее вдохновляющего воздействия на массы.

В свое время, разбирая Марксов методологический подход к вы­яснению основных черт нового общества, Ленин писал: «У Марк­са нет ни тени попыток сочинять утопии, по-пустому гадать на­счет того, чего знать нельзя. ...Вместо схоластически-выдуманных, «сочиненных» определений и бесплодных споров о словах (что со­циализм, что коммунизм), Маркс дает анализ того, что можно бы назвать ступенями экономической зрелости коммунизма»[14]. Именно на основе такого анализа Маркс, как известно, создал свое уче­ние о двух фазах развития единой коммунистической формации, которое находится на вооружении КПСС и других братских пар­тий. Именно на этой основе, обобщая новый исторический опыт, Ленин всесторонне развил теорию строительства социализма и коммунизма. Из этих положений исходим мы и сегодня при реше­нии одного из труднейших, по мнению Маркса, Энгельса, Ленина, вопросов — вопроса о конкретных формах перехода к комму­низму.

Важнейшие черты современного советского общества нашли отражение в концепции развитого социализма. В ней убедительно показано диалектическое единство и реальных успехов в социалистическом строительстве, в осуществлении многих экономических, социальных и культурных задач первой фазы коммунизма, и крепнущих ростков коммунистического будущего, и еще не решенных проблем, оставшихся нам от вчерашнего дня. А это означает, что понадобится определенное время, чтобы подтянуть отставшие тылы и двинуться дальше. Нам надо трезво представлять, где мы находимся. Забегать, вперед — значит выдвигать неосуществимые задачи; останавливаться только на достигнутом — значит не ис­пользовать все то, чем мы располагаем. Видеть наше общество в реальной динамике, со всеми его возможностями и нуждами — вот что сейчас требуется.

Разработка концепции развитого социализма поставлена XXVI съездом КПСС на первое место среди того, что было сдела­но за последние годы в области марксистско-ленинской теории. Опираясь на нее, партия определила свою стратегию и тактику на ближайшие годы и более отдаленную перспективу, предостерегла от возможных преувеличений в понимании степени приближения страны к высшей фазе коммунизма. Все это позволило уточнить и конкретизировать пути и сроки реализации наших программных целей.

Крупные, масштабные задачи встают перед партией и народом в последних десятилетиях XX века. Взятые в комплексе, эти за­дачи сводятся к тому, что можно было бы назвать совершен­ствованием развитого социализма, по мере чего и будет про­исходить постепенный переход к коммунизму. Наша страна на­ходится в начале этого длительного исторического этапа, ко­торый, в свою очередь, будет, естественно, знать свои периоды свои ступени роста. Как долго продлятся они, какие конкрет­ные формы примут, покажут лишь опыт, живая практика. Но один из крупнейших, можно сказать, качественных ориен­тиров на этом пути ясно обозначил XXVI съезд партии, выдви­нув положение о становлении в главном и основном бесклас­совой структуры общества в исторических рамках развитого со­циализма.

Характерно, что этот вывод, сделанный на основе реальной практики, прямо перекликается с марксовым пониманием социализма как общества, которое не знает классовых различий[15]. Вот, кстати говоря, еще одно подтверждение того, что об истинности марксовых взглядов следует судить, не только исходя из опыта нескольких минувших десятилетий, но оценивать их и с позиций более продолжительной перспективы.

Правильно поступает сегодня тот, кто, поставив перед собой вопрос: «Что же такое социализм?» — обращается за ответом пре­жде всего к трудам Маркса, Энгельса, Ленина. Однако нельзя уже ограничиваться только этим. Ныне понятие «социализм» не может раскрываться иначе, как с учетом богатейшего практического опы­та народов Советского Союза, других братских стран. Этот опыт показывает, сколь непросты многие проблемы, встающие на пути социалистического созидания. Но он свидетельствует и о том, что лишь социализму под силу решение самых сложных вопросов общественного бытия.

Именно социализм устраняет вековые барьеры, разделявшие труд и культуру, создает высокой прочности союз рабочих, кресть­ян, интеллигенции, всех работников физического и умственного труда, при ведущей роли рабочего класса. Он приобщает трудя­щиеся массы к достижениям науки и техники, литературы и ис­кусства, обеспечивает небывалое общественное признание творче­ской деятельности интеллигенции. Именно социализм сплачивает в дружную семью прежде разобщенные национальной рознью на­роды, обеспечивает справедливое решение национального вопро­са, порожденного эксплуататорским строем. Именно социализм, способствуя расцвету национальных форм жизни, формирует и новый тип международных, межгосударственных отношений, ис­ключающих всякое неравноправие, основанных на братском со­трудничестве и взаимопомощи.

С завершением переходного периода от капитализма к социа­лизму, с упрочением нового, социалистического уклада жизни пре­одолеваются острейшие социальные столкновения в обществе, в основе которых в конечном счете лежит его раскол на враждеб­ные классы. Этот вывод не имеет, однако, ничего общего с тем упрощенным, политически наивным представлением, будто социа­лизм несет избавление вообще от всех противоречий и расхожде­ний, от любых житейских неурядиц. Кстати сказать, по-своему это представление эксплуатируют и наши идейные противники, когда они пытаются опорочить новый строй, указывая на то, что и при нем в жизни людей есть и трудности, и разочарования, и очень нелегкая порой борьба нового со старым.

Да, и противоречия, и трудности у нас есть. Думать, что воз­можен какой-то другой ход развития, значит сворачивать с на­дежной, хотя иной раз и жесткой почвы реальности, порывать с азами марксистской диалектики. В теоретическом плане этот воп­рос, опираясь на учение Маркса, прояснил Ленин. «Антагонизм и противоречие, — писал он, — совсем не одно и то же. Первое ис­чезнет, второе останется при социализме»[16]. Теперь это положение подтверждено практикой. Отсюда, однако, не следует, что можно пренебрегать неантагонистическими противоречиями, игнориро­вать их в политике. Жизнь учит, что при подобном невнимании и противоречия, не являющиеся по своей природе антагонистиче­скими, могут порождать серьезные коллизии. Другая — и важней­шая — сторона дела состоит в том, чтобы правильно использовать противоречия социализма в качестве, источника и стимула его по­ступательного развития.

Наш опыт показывает, что успехи в социалистическом строи­тельстве приходят тогда, когда политика правящей коммунисти­ческой партии опирается на прочную научную основу. Любая не­дооценка роли марксистско-ленинской науки, ее творческого раз­вития, узкопрагматическое толкование ее задач, пренебрежение фундаментальными проблемами теории, засилье конъюнктурщи­цы или схоластическое теоретизирование чреваты серьезными по­литическими и идеологическими последствиями. Опыт, практика многократно подтвердили правоту ленинского указания, что «кто берется за частные вопросы без предварительного решения об­щих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы. А натыкаться слепо на них в каждом частном случае значит обрекать свою политику на худшие шатания и беспринципность»[17].

КПСС придает большое значение развитию теории марксизма-ленинизма, как того требует сама его творческая сущность. Это жизненно необходимо для решения наших практических задач. Все более мы ощущаем, например, потребность в серьезных исследованиях в области политической экономии социализма. И здесь для нашей науки немеркнущим образцом глубокого про­никновения в сущность явлений экономической жизни был и оста­ется «Капитал» Маркса.

Огромный материал для теоретического осмысления дает мно­гообразный, не во всем совпадающий опыт братских стран социа­лизма. Нельзя не вспомнить в этой связи ленинские слова о том, что «только путем ряда попыток,— из которых каждая, отдельно взятая, будет одностороння, будет страдать известным несоответ­ствием,— создастся цельный социализм из революционного со­трудничества пролетариев всех стран»[18]. Эта задача практически решается в наши дни на обширных пространствах земного шара, в рамках мировой системы социализма, ставшей определяющим фактором социального прогресса человечества. И решается в том принципиальном направлении, которое было предсказано Марк­сом.

Ленин часто говорил, что всю свою деятельность он постоянно сверяет с Марксом. С Марксом, Энгельсом, Лениным сверяет каж­дый свой шаг КПСС.

Сверяться с Марксом, с марксизмом-ленинизмом — отнюдь не значит механически «сличать» движущуюся жизнь с теми или иными формулами. Мы были бы никудышными последователями наших учителей, если бы довольствовались повторением откры­тых ими истин, полагались на магическую силу однажды заучен­ных цитат.

Марксизм — не догма, а живое руководство к действию, к са­мостоятельной работе над теми сложными задачами, которые ставит перед нами каждый новый поворот истории. И чтобы не отстать от жизни, коммунисты должны во всех направлениях дви­гать и обогащать учение Маркса, творчески применять на прак­тике разработанный им метод материалистической диалектики, по праву называемой живой душой марксизма. Только такое отноше­ние к нашему бесценному идейному наследию, образец которого дал Ленин, только такое непрерывное самообновление революци­онной теории под воздействием революционной практики и делает марксизм подлинной наукой и искусством революционного твор­чества. В этом — секрет силы марксизма-ленинизма, его неувяда­ющей свежести.

Приходится слышать порой, будто новые явления обществен­ной жизни «не вписываются» в концепцию марксизма-ленинизма, что он будто бы переживает «кризис» и надо, дескать, «оживить» его вливанием идей, почерпнутых из западной социологии, фило­софии или политологии. Дело здесь, однако, совсем не в мнимом «кризисе» марксизма. Дело в другом — в неспособности иных тео­ретиков, называющих себя марксистами, подняться до истинных масштабов теоретического мышления Маркса, Энгельса, Ленина, в неумении применить в процессе конкретного изучения конкрет­ных вопросов громадную интеллектуальную мощь их учения. Не­лишне добавить, что немало буржуазных теоретиков в области философии, социологии, политической экономии по большей части составило себе имя тем, что пробавлялось перелицовыванием на свой лад марксистских идей.

Коммунистам не пристало прельщаться хлесткими фразами всевозможных «улучшателей» Маркса, цепляться за фабрикаты буржуазной науки. Не размывать марксистско-ленинское учение, а, наоборот, бороться за его чистоту, творчески развивать его — вот путь к познанию и решению новых проблем. Лишь такой под­ход отвечает традициям и духу нашего учения, потребностям коммунистического движения.

Мы, советские коммунисты, гордимся своей принадлежностью к самому влиятельному идейному течению во всей истории ми­ровой цивилизации — марксизму-ленинизму. Открытый всему лучшему, передовому, что есть в современной науке и культуре, он находится сегодня в центре духовной жизни мира, владеет умами миллионов и миллионов людей. Это идейное кредо восходящего класса, освобождающего все человечество. Это философия социаль­ного оптимизма, философия настоящего и будущего.

Ныне пройдена большая дистанция по пути социального об­новления мира, по пути реализации революционных целей и идеа­лов рабочего класса. По-новому выглядит политическая карта земного шара. Величайшие открытия сделаны наукой, захватывают дух достижения техники. Вместе с тем у человечества появилось много новых, в том числе очень непростых, забот. Обоснованны его тревоги, связанные с обострением сырьевой, энергетической, продовольственной, экологической и других проблем глобального мас­штаба. И самое главное, что волнует сегодня народы, — необходи­мость сохранить мир, предотвратить термоядерную катастрофу. Нет ничего важнее этого в международном плане для нашей пар­тии, Советского государства, всех народов планеты.

Разобраться во всех сложностях современного мира, органи­зовать и направить революционное социально-историческое твор­чество рабочего класса, всех людей труда — такова грандиозная задача, которую решают сегодня теория марксизма-ленинизма и практика борьбы за прогресс человечества. Та задача, которую перед собой, перед своими идейными и политическими единомыш­ленниками и последователями ставил Карл Маркс, — объяснить и изменить мир.

Примечания

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т, 3, с. 4.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 428.

[3] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 1.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 16, с. 336.

[5] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 32, с. 549.

[6] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 438.

[7] См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 173.

[8] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 2, с. 89.

[9] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 18.

[10] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II,. с. 356.

[11] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4, с. 446.

[12] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 17, с. 344, 350.

[13] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 188.

[14] Ленин, В. И. Поли. собр. соч., т. 33, с. 85.

[15] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 19.

[16] Ленинский сборник XI, с. 357.

[17] Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 15, с. 368.

[18] Там же, т. 36, с. 306.

Метки:

Latest Month

Ноябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono