Осень

Почувствуй себя большой Албанией

[...] One of the monopolies that is pick-pocketing Albanians every day, is the fuel monopoly. Owned and controlled by a few oligarchs the price never goes down and the quality gets worse every year. As you might know, Albania owns the biggest onshore oilfield in Europe. One thinks, in this country at least fuel should be cheap and the quality good. Well here is the paradox, while we export most of the oil outside, we use the remaining to mix with the imported fuel. So we end up having a very expensive mixture of crude oil and fuel in our cars, which pollutes the air significantly. [...]

Griselda Qosja. The times they are a changing: Rebuilding collective action in Albania
Осень

Больше досок, хороших и разных!

«Я понимаю тех, кто выступает против мемориальной доски Маннергейма. Их упреки мне ясны. Войска Маннергейма составляли часть блокадного кольца. Но есть и другое очень важное обстоятельство, о котором многие забывают. Финны со своей стороны обстрел города не производили, и, несмотря на требование Гитлера, Маннергейм запретил обстреливать Ленинград из орудий», – пояснил свою позицию Даниил Гранин.
---
Даёшь в Москве памятную доску генерал-фельдмаршалу фон Клюге, который, несмотря на требование Гитлера, запретил обстреливать московский Кремль из осадных орудий из Красной Поляны!
---
Даёшь памятную доску министру (!) культуры (!!) Мединскому и главе администрации президента (!!!) Иванову на месте их безвременного захоронения.
---
Даёшь памятную доску президенту-полуфашисту, любителю фашистского идеологога и зоологического антисемита Ивана Ильина.
---
Даёшь памятную доску военному преступнику и зачинателю международной династии военных преступников, насильников и трусливых убийц казаку Краснову.
---
Даёшь памятную доску первому потенциальному фашистскому «верховному правителю России» генералу Корнилову.
---
Даёшь памятную доску почётному олимпийскому ныряльщику в Иртыш «верховному правителю России» адмиралу Колчаку.
---
И т.д. и т.п.
Осень

Протест против закрытия Архива Дьёрдя Лукача в Будапеште

Протест против закрытия Архива Дьёрдя (Георга) Лукача в Будапеште

Дорогие коллеги, просим вас поддержать нашу петицию против попытки закрыть Архив Георга Лукача в Будапеште, который работал со дня его смерти в его же квартире и воспитывал и принимал следующие поколения ученых оппозиции.
​Мы уверены, что для Вас не нужно объяснять, кто такой Лукач: и что архив должен сохраниться.

Подписать петицию

Распространение приветствуется!
Осень

Алексей Мозговой погиб в результате покушения

    Стали известны некоторые подробности покушения на одного из лидеров Луганского ополчения недалеко от Михайловки в ЛНР. Выяснилось, что командир бригады «Призрак», его пресс-секретарь Анна, два охранника, а также начальник охраны Мозгового с позывным Песня погибли, попав под обстрел. Перед микроавтобусом, в котором находился комбриг и его соратники, подорвали мину, а затем расстреляли из стрелкового оружия, в том числе из пулемета. Действовала диверсионная группа. (с)
Вот теперь я полностью согласен, что на территории Украины действуют спецподразделения РФ.
Осень

Спасение желтого попугая

Автобус, который идет с Калиновки на Привокзальный – как лодка Харона. Особенно для тех, кто отправляется в иной мир впервые. Поначалу он едет почти по мирной земле, и лишь отдаленные признаки указывают на бренность жизни и на цель нашего путешествия. Вот где-то изрешеченная летними осколками остановка, вот отбитый снарядом угол дома, сорванная взрывной волной облицовка, заделанные фанерой окна.

Подъезжая ближе понимаем, что меняется даже не вид из окна, но сам дух места.

Не количество разрушений вселяет тревогу, и даже не усиливающийся гул от взрывов и выстрелов. А нервное напряжение, которое повисает в воздухе, ощущение одиночества из-за неизбежно сокращающегося количества попутчиков, тяжесть тревоги, которая наваливается и заставляет съеживаться и сжиматься.

Здесь страшно, но люди тут все равно живут. Да что там – они живут и в местах пострашнее. На Октябрьском, на Путиловке, на Трудовских. Везде, где сейчас падают или могут упасть снаряды, ракеты или мины.

Вообще-то, смерть может упасть куда угодно, но в этих местах понимаешь и осознаешь, насколько это реально. Здесь тревога, как воздух в автомобиле, который движется с большой скоростью: он есть всегда, но в машине можно высунуть руку в окно и ощутить его упругость и силу.

… Двери автобуса раскрылись со скрипом и привычным стуком. Людей вошло немного. В том числе женщина, которая держала в кулаке что-то яркое, маленькое желтое.

Попугай!

Представляете, в кулаке она нежно сжимала маленького желтого попугая, смотрящего на мир не перепуганными, а скорее любопытными черными бусинками. Он даже пытался распрямить свой небольшой хохолок. Не получалось: все-таки холод, шум мотора, незнакомые пассажиры. Но любопытство брало верх, и птица шустро вертела головой по сторонам – интересно было узнать, где это он оказался.

– Нашла его, – вдруг ответила нам женщина на наш немой вопрос, поймав видимо слишком длинный заинтересованный взгляд. – Там дом разбомбили, я иду – смотрю, сидит на земле. Наверное, окно выбили и он вылетел.

Попугай, кажется, кивнул, слушая.

- Не оставлять же его.

Она вышла почти на конечной и поспешила в торговый центр, где даже под выстрелами все еще работает отдел зоотоваров. Я и сам туда часто захожу. К слову, там принимают банковские карточки. Но это так – по секрету.

- Вот как начинают слишком громко стрелять, то покупатели и разбегаются, - почти обиженно жаловались мне там как-то девочки-продавщицы. Сами-то они почти все время на месте. Среди рыбок, амадин и пачками с кормом.. – Мы поэтому тоже в такие дни долго не сидим. Если сильно стреляют, то уходим пораньше.

В этот раз стреляли сильно. С порога торгового центра мы увидели, что свет в магазине уже погашен, а девочка продавщица уже закрывала дверь на замок.

Успеет? Не успеет?

Женщина с попугаем поспешила и начала что-то рассказывать девушке, которая уже было начала доставать ключ из скважины замка. Небольшой диалог и магазин открылся – желтой хохлатой птице новая хозяйка купила пачку корма и поспешила домой. Выходя мы видели, как она спешила домой, пригибаясь от страха при звуке каждого громкого выстрела или приземления.

На Привокзальном, в последнее время громко. Даже человеку страшно. Не то что птицам.

Если после войны дети попросят меня нарисовать голубя мира – я нарисую этого попугая. Уж как смогу.

Рамиль Замдыханов
Для «Донецких новостей»